Персональный сайт Романа Доли - № 60. Лила







Каждый свободен по своей природе, и ничто не должно стеснять ее - никакие обычаи, предрассудки, запреты. Существует только один Истинный Закон - тот, который помогает стать свободным. (Ричард Бах)




№ 60. Лила

 

Наблюдатель несет собой покой и умиротворение души. Душа перестает метаться, суетиться и прятаться. Она пребывает в равновесии со своим  осознанием и тем, что ещё остается за кадром её понимания. Главное, что она воссоединяется с Мировой Душой. Она не чувствует себя разъединенной, больной, несчастной и брошенной. Она – само существование!

 

Из дневника Дида

 

 

Ник спускался по Лабиринту вниз. Круг за кругом. Глубже и глубже. В этом измерении Лабиринт был соткан из тёмных колец мрака. Проходя хитросплетения узлов и пересечений, Ник попадал то в состояние удушья, то сжимало сердце, то он пробовал потерять сознание, то жутко болела пятка. Часто он не мог двигаться вперед, так как терял направление движения или был обездвижен силой, намного превышающей его возможности. То он долго не мог сообразить, кто он и что здесь делает. Тогда он просто ждал, когда все его тонкие уровни сознания настроятся и прожгут его тупость. 

 

 

- Я же бесплотный дух? – удивлялся он. – Распутывая в своем бессознательном вытесненные обиды, переживания, страхи и агрессию, я вновь проживаю боль изгоя. Тогда, как же может болеть сердце, если я не материален? Почему я чувствую физическую боль? Вероятно, тело является самым жестким носителем всей информации обо мне. Что же тогда происходит при его разрушении? Во что вся эта информация преображается? Расплетая клубки кармы, я высвобождаю связанную стрессами энергию многих воплощений и перевожу её в белый свет. Делаю я это осознанно. Здесь карма пережигается в свободу. Если же человек просто умирает, то его накопленная карма частично сбрасывается на родных и близких, а частично заново переживается в чистилище. Я даже не удосужился построить здесь свой двойник?!

 

Спохватившись, Ник уплотнил мысли и образовал тело. Проходя через любую мерность, требовалось соответствовать данной плотности, иначе вся проводимая работа окажется напрасной. Увидеть и прочувствовать, что происходит, максимально точно можно при наличии своего тела. Иначе Ник воспринимал новое пространство как некий коктейль энергий, в котором нет еще инструментов восприятия.

 

…На сей раз, физическое тело было надёжно защищено. Дверь в квартиру была заперта на все замки и цепочки, а вокруг тела создан обережный круг. Дополнительно Ник обратился за защитой к Шиве. Прошлый опыт показал, что тело представляет на Земле, не говоря уж о Космосе, огромную ценность.

 

- Во всех трактатах говорится об опасности потерять душу, но существует не меньшая опасность потерять тело! – приходило понимание.

 

Внезапно к Нику пришло осознание, что очень много людей вовсе и не люди. Вернее, люди, но живущие в чужих телах. Смена могла произойти во время клинической смерти или болезни. Иногда он замечал, что в одном человеке уживается несколько других людей. Хозяин мог об этом и не подозревать.

К мерам предосторожности Ник обратился, когда однажды вернувшись назад, обнаружил возле своего тела толпу людей. Неопрятно одетые, они терпеливо ждали, когда с него спадет защитное поле. Ник опешил.

 

- Парень, полегче! – предупредил бородатый дядька с оторванной ногой. – Тебе – в очередь!

- Это моё тело! – возмутился Ник – А ну, пошли прочь!   

 

С этого времени Ник стал учиться строить защитные обереги. 

 

Несколько раз он проводил эксперименты по уплотнению тонкого тела в нашей реальности. Выглядело это так. Выйдя из тела, он силой мысли воссоздавал себя в эфирной матрице и уплотнял её до полной видимости. Здесь начинались проблемы. Дубль стремился рассыпаться и раствориться. Он не отражался в зеркале. Далее, очень сложно было сознательно управлять дублем и совершать физические действия. В лучшем случае можно было сбросить со стола лист бумаги. Однажды Ник вышел из подъезда и столкнулся с соседом по площадке. Сосед поздоровался, а Ник рванул за угол и там растворился. По всей видимости, сосед был с перепоя и особой разницы не заметил. Созданные дубли, даже экспериментальные, вскоре начинали жить своей примитивной жизнью в виде прозрачных голограмм. Вдобавок, чтобы их не уничтожили, они пробовали сбежать. Их требовалось либо растворять, либо возвращать в тело, иначе они начинали скитаться по тонким мирам и весям, становясь каналом разрушения хозяина.      

 

… Ник шёл по наполненным мраком и холодом туннелям. Чем ближе подходил к центру лабиринта, тем сложнее было контролировать осознанность. Страх нарастал; иррациональный, тяжёлый с неприятным запахом протухших продуктов. В голову приходили мысли: Мне что, больше делать нечего, как шататься по помойкам? Эти мысли были хоть как-то подконтрольны сознанию. Дальше в голову лезли сцены насилий, проигранных сражений, ожидания непоправимого, на поверхность всплывали забытые горькие обиды.

 

Наступил особо тяжкий участок. Ник старался не думать, а протискиваться усилием воли вперед. Неожиданно его затрясло и пробило на рыдания. В сердце (каком?) стало нестерпимо больно. Сознание блокировалось. Чуть ли не ползком он пробивался к центру лабиринта. Здесь царил полный покой. Покой больше походил на пребывание в могильном склепе. Накатывала паника. Страх замкнутого пространства лишал понимания, как Ник сюда попал. Ник сосредоточился на пении птиц.

 

- Зачем он это сделал? Сработала защита!

 

Ранней весной, когда стоит тонкий аромат талой воды, пение овсянок и синичек кажется особенно звонким. Он тихонечко лежал на холодном мраморе (откуда здесь мрамор?) и с наслаждением вслушивался в голоса птиц. Он так увлекся, что и забыл, что минуту назад ему было страшно. Осознав, что страх затаился, Ник стал мелкими глотками пить его сущность. Тихонечко, со стороны, чтобы не спугнуть. Глоток за глотком. Страх попался. Он заметался как раненный зверь, но было уже поздно. Ник крепко держал его программное обеспечение, пока не выбрал всю энергию без остатка!

 

- Наверное, этот страх образовался еще во время моих родов! – решил он, радуясь промежуточной победе.

 

Ник осмотрелся. Зазеркалье отражало обратную сторону Бога. Здесь жили его самые кровожадные тени и образы. Мрак вился в душе. Летучие мыши, падшие духи и его полуразложившиеся, агонизирующие фантомы былых несчастий. В подземелье засветился приглушённый свет. Пространство в центре Лабиринта казалось безразмерным. Ник пошёл на свет. Ему не терпелось узнать: Кто или что позвало его сюда! Идя на свет, он понимал, что свет идет не из этого мира. Свет идет из различных миров, удалённых во времени и пространстве. На этом перекрестке они сошлись для решения лишь одной задачи. Ему требовалось осознать, в чём его урок, чтобы двигаться дальше. Остановка недопустима! Жизнь не терпит отлагательств. На всё отведено только своё время. Здесь пересекались судьбы многих людей, с которыми он был кармически связан. Из плотного мрака и серого тумана всё проявлялся и проявлялся размазанный свет. Дойти до него казалось нереальным. Внезапно стала наводиться резкость. Ник увидел подсвеченный свечой алтарь и стоявшего на коленях человека. Это был юноша, как две капли воды похожий на самого Ника. Одет он был в черную ризу с капюшоном. Ник услышал слова.

 

- О, пославший меня с миссией Великий Магистр или бог Яма. Я всё исполнил, как ты просил. Я спустился в преисподнюю, и вернул утерянные фрагменты. Теперь дай мне возможность умереть, чтобы я вернулся к пониманию, кто я есть и что со мною происходит?

 

Юноша всматривался в пространство перед собой. Казалось, что он разговаривает с Богом.

 

- Но ты еще не решил главную задачу! – ответил аппонент. – Ты уже нашел Шиву, но ты не нашел Кришну! Ты стал великим аскетом и тантриком, но ты не стал Лилой - божественной игрой! Ты еще не встретил Кришну! Кришна всегда погружен в Лилу. Шива и Кришна – это две стороны одной медали. Аскеза и божественная игра – вот вся полнота йоги!

 

Казалось, что развернувшаяся мистерия происходит во внешнем и во внутренних мирах Ника. Он застыл в откровении. Видение исчезло.

 

- Боже мой! Я иду по следам самого себя! Отыграть все роли, чтобы быть вне ролей, прожить все смерти, чтобы стать бессмертным! Проснуться, чтобы насладиться игрой Вечного Сознания!

 

Внезапно Ник решил разрешить все накопленные противоречия разом. Наверное, он получил на это разрешение от своих двойников из других измерений.

 

- Лабиринт, Бог, Высшее Я, или Кто ты там есть! Отправь меня к Зару! Где бы он не находился! – жестко приказал Ник.

 

Он внезапно понял, что в своей жизни Он главный! Что всё, что надо делать, решает лишь Он! В это время энергии страхов, ограничений и тупости, развернулись сжатой пружиной и взорвались ослепительно белым светом. Стараясь не проваливаться в кайф, Ник на переизбытке ударной волны резко взмыл вверх. Постепенно он поднялся в верхние слои атмосферы, где уже царило утро, и потянулся выше. Всё выше и выше. Казалось, что Ник умер сам в себе!

 

- Благодаря тому, что я есть, существует этот мир! Не было бы меня, не было бы и мира! Поиск истины – это поиск самого себя! Истина и есть я! Когда умирает моё  представление о себе, рождаюсь я истинный. После меня нет ничего! Всё принадлежит мне, и я есть всё! – напалмом высшего экстаза горел в нем свет истины. – Всё, что меня отделяет от самого себя, это привязанность к своим желаниям, к своей картине мира и страх, что я это потеряю или недостоин!

 

Сверху было видно, как Солнце захватывает всё новые и новые пространства планеты. Всё новые и новые горы, леса, города и поселки просыпались. Удивительное зрелище. Ник поднимался к Солнцу. Неожиданно он прошел сквозь плотное кольцо энергий и оказался совершенно в ином мире. Солнце уже не казалось ослепительно ярким, а Земля не казалась такой огромной. По-новому открывался Космос. Здесь всё было освещено другим – более глубоким, мягким, неземным светом. Вокруг было довольно интенсивное движение. Духи, люди, ангелы, боги, полубоги, демоны все занимались своими делами и куда-то летели. Кто на чём. Такие как Ник, перемещались силой мысли. Они рисовали образ в своем сознании того места куда им было надо, и постепенно приближали его к себе. Другие были в своих физических телах и перемещались в пространстве на различных технических аппаратах. Если для Ника это пространство было разреженным, то для других – самым что ни есть – материальным. Они здесь просто живут,  точно так, как люди живут на Земле. Разницей было лишь то, что возможностей у нынешних жителей было на порядок больше. Да и миры между собой не перемешивались. Все как-то умудрялись жить в своей мерности. За буйки никто не заплывал.

 

Ник поднимался и поднимался в Верхний мир. Его сопровождали хранители, но и они, через некоторое время повернули назад. Ник сосредоточился на образе Зара. Наконец пространство, где Зар пребывал, отозвалось волной узнавания. Оно постепенно приближалось и обретало формы. В это время окружающий ландшафт изменился. Вокруг проявились горы.

 

- Похоже, что Гималаи! – решил Ник. – Но это не Гималаи физического мира. Это Гималаи духовного мира! Когда находишься в местах силы на Земле, всегда тонко чувствуешь, что вокруг кипит невидимая жизнь. Эта жизнь имеет разные волны вибраций: от высочайшего состояния радости, до тяжёлых одурманивающих энергий умирания.

 

Он знал, куда надо лететь. Его навигатор запеленговал ориентир. Он неожиданно оказался в довольно плотном потоке. Внизу, нескончаемой вереницей по горным тропам шли паломники; тогда как в воздухе, летели небесные аппараты, летающие тарелки и бесплотные духи. Ник приземлился возле входа в пещеру. Изнутри она была покрыта льдом. На площадке собрались пилигримы со всей вселенной, садху, отшельники и небожители. Войдя, Ник увидел Зара. Он сидел в позе лотоса полностью обнаженный и пребывал в состоянии глубокой медитации. Его тело светилось голубоватым светом. Свет, бьющий изнутри, был настолько сильным, что через него просматривались внутренние органы и скелет. В районе лба излучение напоминало неоновый свет. Длинные волосы были стянуты в пучок над головой - джату.

Многочисленные паломники приносили подношения, совершали вокруг святого кору, пели мантры, танцевали в состоянии божественной радости или, простершись ниц, лежали на полу. Будь то Зар или божество, ему не было никакого дела до происходящего вокруг. Он был над всем этим и освещал вселенную светом своего чистого сознания. Это было ни с чем несравнимое зрелище. Это был тот, кто достиг целостности!   

 

Люди были потрясены увиденным. Ник почтительно поклонился. Зар пребывал в состоянии махасамадхи.

 

- Он знает, что я здесь – решил Ник. – Он сейчас слит с Мирозданием. С такой высоты всё, что для меня кажется отчаянием, невыполнимой задачей и тяжкими страданиями, для него видится, как духовный труд  во имя Любви. За всё я получу награду, настолько превышающую все мои мытарства в сансаре, что за меня Он не беспокоится!          

 

Когда Ник предстал перед Заром, то с радостью понял, что жизнь его удалась. Он не потратил её всуе. Он выбрал правильное направление. Это была величайшая его удача за все прожитые жизни! Внезапно он почувствовал огромную тягу к Земле. Он был земным человеком, и ему надо было благополучно закрыть свою карму. Внезапно от Зара отделился поток света и вошёл в Ника. Ник почувствовал удивительное состояние упругости, мощи и ясности. Зар благословлял его! Окружающие люди бросились к нему и стали просить у него прибежища. Однако Ник был уже не здесь.

 

Он поклонился Зару и с благоговением покинул пещеру. Образ Зара изменился. Вместо него проявился Шива, но Ник этого уже не видел. За его спиной убирались декорации. Мистерия удалась. Он – возвращался. Он нашел Учителя! Сердце распирал восторг блаженства! Урок был выучен!

Персональный сайт Романа Доли © 2009 – 2018
e-mail: roman_dolya@mail.ru